Экономика

Станислав Евгеньевич Швагерус о «налоге на Google»

  • 19 Января 2017
  • 806
  • 0

Эксперт Международного союза автомобильного транспорта Станислав Евгеньевич Швагерус поделился своей оценкой так называемого закона о налоге на Google и его воздействии на рынок такси.

Напомним, что с начала 2017 г. заработал закон о введении НДС на продажи электронных услуг. В сфере такси такое нововведение означает следующее: иностранным компаниям, которые получают доход в РФ, теперь нет необходимости в создании здесь юридического лица — налоги они будут уплачивать через российских партнёров, которые обязаны иметь статус юрлица или ИП.

Фирма Uber B.V. (Нидерланды) уже отправила партнёрам в РФ письмо, в котором сообщила о том, что услуги фирмы теперь облагаются НДС. Компания обратила внимание партнёров, что налог исчисляется исключительно с комиссии фирмы Uber B.V., а не от всей суммы, получаемой от пассажиров. По новому законодательству партнёры становятся налоговыми агентами голландской компании и должны отчислять необходимую сумму налога в бюджет РФ от своего лица. В свою очередь, Uber возместит им эти издержки.

Мы задали Станиславу Евгеньевичу Швагерусу вопросы о влиянии этого закона на таксомоторную отрасль РФ:

tiap.ru:

Летом 2016 г. Государственная Дума приняла закон о «налоге на Google». Законодатели посчитали несправедливым, что отечественные организации уплачивают НДС при реализации таких услуг, а иностранные — нет. Станислав Евгеньевич, в чём, по Вашему мнению, конкурентное преимущество иностранных агрегаторов такси?

С. Е. Швагерус:

В ситуации с введением «налога на Google», необходимо учитывать, что распространение данного налога на деятельность агрегаторов такси противоречит действующим нормам российского гражданско-правового законодательства. Фактически, изменения в НК произвольно отнесли услугу, которую оказывает Uber — «фрахтование транспортного средства такси с помощью любых видов связи» — к электронной услуге. Пассажир ведь не платит за контент приложения Uber, не платит за картинки на сайте Uber — пассажир платит за перевозку из точки «А» в точку «Б». При этом Uber имеет в Российской Федерации юридическое лицо — ООО «Uber Текнолоджи».

Возникают вопросы: почему такой же международный агрегатор такси Gett работает в России через своё ООО, а фирме Uber предоставлено право принимать платежи российских пассажиров за перевозку в России — на счета компании в Нидерландах. Или вызов такси через любое другое приложение отличается от вызова такси через Uber?

tiap.ru:

Как правило, от иностранных агрегаторов такси заказы получают индивидуальные предприниматели, водители, работающие на своих автомобилях. Какие изменения в их деятельности могут наступить после начала действия «налога на Google»?

С. Е. Швагерус:

Государство последовательно проводит политику упрощения деятельности индивидуальных предпринимателей — упрощённые схемы налогообложения, патенты, принципы одного окна. Однако, с причислением услуг одной конкретной компании к «электронным услугам» водители такси становятся налоговыми агентами крупнейшей транснациональной компании. Фактически, Uber пролоббировал перенос ответственности за уплату им НДС на обычных людей. Водитель такси (который в принципе не является плательщиком НДС) теперь вынужден будет содержать бухгалтера, платить НДС, проходить камеральные проверки в ФНС. Фактически, бесплатно работать налоговым агентом транснациональной корпорации.

tiap.ru:

По Вашему мнению, есть ли эффективные механизмы контроля исполнения данного закона? Каким образом налоговые органы смогут получать информацию о количестве выполненных заказов и их стоимости?

С. Е. Швагерус:

В случае с действительно электронными услугами (продажа контента, приложений, программного обеспечения) вопросов с правоприменительной практикой не возникнет. Как правило, налоговыми агентами в этом случае выступают крупные российские корпорации, которые заинтересованы в партнёрстве с иностранными компаниями.

Что касается реализации налога на услуги Uber — тут большое количество вопросов, на которые не может быть ответа в принципе. ФНС не имеет, и не будет иметь реестра «партнёров» Uber, в связи с политикой компании. Определить какой водитель выполняет заказы Uber — таких механизмов у государства не существует. Подвергаться риску камеральных проверок бизнеса, который не платит НДС в принципе — дороже, чем просто работать на других агрегаторов. «Партнёры» Uber будут заинтересованы платить НДС только в случае жёсткого контроля со стороны самой Uber. А это означает фактическое администрирование платежей самим Uber, что связано с большими издержками.

tiap.ru:

Какой расчётный объём налоговых поступлений в бюджет от рынка такси можно ожидать при выполнении новых требований законодательства?

С. Е. Швагерус:

За 2015 год компания Uber недоплатила в бюджеты разных уровней налогов на сумму не менее 744 млн руб. Так как новые требования не касаются никого кроме Uber, а механизмов реализации этого налога просто нет — поступления от нового налога будут иметь минимальный объем. По экспертным оценкам, не более полумиллиона рублей за I квартал 2017 года.

tiap.ru:

В одном из интервью Вы говорили о необходимости разработки отдельного механизма для налогообложения для агрегаторов такси. В чём суть Ваших предложений? Как они изменят рынок такси?

С. Е. Швагерус:

Речь шла о рекомендациях для правительств Евразийского союза и стран СНГ по совершенствованию законодательства в сфере такси, которые подготовлены в 2015 году в КТС СНГ. Принципы регулирования цифровой экономики и экономики совместного пользования должны базироваться на получении государственными информационными системами информации о каждом вызове такси от агрегаторов в режиме онлайн. Исходя из этой информации рассчитываются и администрируются налоги и сборы. Создание таких ГИС — это неизбежность, как и получение данных от агрегаторов.

tiap.ru:

Изменится ли сегментация рынка таксомоторных перевозок в результате реализации новых требований законодательства? Как Вы думаете, изменятся ли цены на услуги по перевозке пассажиров и багажа легковым такси?

С. Е. Швагерус:

Ничего не изменится с введением такого налога на отдельно взятую корпорацию. А вот вопросы: «А где деньги?» появится. Так же как и вопросы: «Почему отдельно взятой компании разрешают перевозить пассажиров в России, уводя деньги сразу в Нидерланды?».

Информация об эксперте:

Станислав Евгеньевич Швагерус

Эксперт Международного союза автомобильного транспорта, представитель общественного движения «Такси 2018»

Биография

Родился 3 декабря 1971 года, в г. Ессентуки Ставропольского края.

Образование:

Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище им. маршала Советского Союза Конева И.С. – 1994 г., инженер по эксплуатации;

Академия государственного управления Российской академии государственной службы при Президенте РФ – 2000г., государственное и муниципальное управление,

Московский институт финансов экономики и права – 2003 г., юрист.

Деятельность:

Член Всероссийской политической партии «Единая Россия» с 2007 г.

Генеральный директор АНО «Информационно-правовой центр «Содействие обеспечению безопасности на транспорте» — 2001–2008 гг.

Генеральный директор Некоммерческого объединения «Саморегулируемая ассоциация автомобильных перевозчиков» — 2005–2008 гг.

Автор научно-исследовательской работы «Правовые проблемы и перспективы развития саморегулирования в автотранспортном комплексе Российской Федерации» по заказу Государственной Думы РФ — 2007 г.

Советник заместителя Министра транспорта Российской Федерации – 2010–2011гг.

Автор текста и лоббистской кампании по принятию Федерального закона о совершенствовании государственного регулирования деятельности такси – 2012 год.

Исполнительный директор «Национального совета такси» — 2011–2013 гг.

Руководитель Рабочей группы IRU по совершенствованию законодательства в сфере такси для стран СНГ и Евразийского пространства — 2014 – настоящее время.

  • 19 Января 2017
  • 806
  • 0